Уроки атеизма

Текст Екатерины Горбушиной (Сентябовой)

В 20-30-е годы XX века в Вятке шла ожесточенная борьба с «поповскими бреднями» и «мракобесием». Как большевики пытались заразить вятских учителей «духом воинствующего безбожия» и почему они просчитались?

raqnoecSL4w

Воинствующее безбожие

Сегодня религия в школе – дело обычное, а в 20-30-е годы XX века все было совсем по-другому. Придя к власти, большевики начали активную антирелигиозную пропаганду среди населения. В школах отменили преподавание Закона Божьего и религиозные праздники, вынесли иконы.

Основным проводником антирелигиозной пропаганды должен был стать учитель: «На обязанности учителя лежит задача пронизать духом воинствующего безбожия все преподавание… разъяснять учащимся и их родителям классовую сущность религии, реакционность и лживость поповских бредней». Но сначала необходимо было привлечь на свою сторону педагогов. И здесь новая власть просчиталась. Большинство учителей Вятской губернии имели крестьянское происхождение и были тесно связаны с традиционным бытом, а значит, и с религией.

Вятские педагоги состояли в антирелигиозных кружках, были членами Союза воинствующих безбожников, посещали музей антирелигиозной пропаганды. В 1930-е годы при областном совете было открыто лекторское бюро, в котором работали научные сотрудники и студенты пединститута и зооветинститута. Во всех этих учреждениях рассказывалось об эволюционной теории происхождении мира, о нравственности коммунистической и нравственности религиозной, проводилось «разоблачение классовой сущности религии, религиозных праздников, обрядов и деятельности религиозных организаций, как сил, тормозящих проведение пятилетнего плана великих работ».

Но бороться с традицией всегда непросто. Учителям было стыдно агитировать против Бога. «Большую ответственность нужно брать на свою совесть, чтобы вести антирелигиозную работу», – говорила одна вятская учительница.

 

«Религиозный ханжа»

После революции в вятской деревне наблюдался некоторый спад религиозности, особенно среди молодежи. Об этом говорит не только статистика, но и фольклор, например, такая частушка:

Мать моя монашка,

Отец евангелист.

А я его сынишка —

Ярый коммунист.

 

Но все же большинство крестьян среднего и старшего поколения активно выступали за преподавание в школе Закона Божия: «Надо учить ребят Закону Божию, потому что вся Европа на религии стоит». Многие родители не отпускали детей в школу: «В школу не пускаю, так как ничему не учат, Закон Божий не учат».

Проводить антирелигиозную работу среди деревенского населения учителям было очень сложно, такой деятельностью педагог настраивал против себя местное население. Чаще всего, однако, получалось так, что учитель и не пытался противостоять традициям. Среди учителей было много религиозных, посещающих церковь.

Комиссия, обследовавшая в 1925 году настроения вятского крестьянства, выделила в качестве типа учителя «религиозного ханжу», который, по ее мнению, был наиболее вредным для школы. Но именно на стороне таких учителей и выступало население. В отчете комиссия приводит в пример учительницу Пономареву из села Макарье, которую сняли с работы и заменили комсомолкой. Из-за чего родители учеников всполошились и на собрании требовали возвращения Пономаревой.

Учителям запрещалось находиться в каких-либо отношениях со священниками, о подобных случаях сообщалось в партийные органы. Но для педагогов, живших в деревне, священник мог быть просто другом детства или соседом. Так, директор школы Пижанского района Матвеев обвинялся в том, что «был повязан с поповской шайкой, жена не выходит из дома попадьи», техслужащая той же школы «поповская ставленница вредит школе, наливая в бани грязную воду, чтобы отравить детей». Директор Заевской школы Нагорского района выступал на собраниях с антирелигиозными темами, но при этом обвинялся в совместном пьянстве с попом.

 

Сталин разрешил молиться

Путаницу в головы крестьян внесла Конституция 1936 года. В те времена еще было принято верить написанному. В сталинской Конституции была строчка о том, что советские граждане имеют право на свободу отправления религиозных культов. И в результате «дети пришли в школу с крестами, они заявили, что Сталин разрешил носить кресты и молиться богу. Кулаки впервые не стали праздновать 1 мая, не пришли слушать антирелигиозный доклад, а 2 мая праздновали Пасху».

Также в Конституции говорилось и о свободе антирелигиозной пропаганды. Реализация этого пункта вылилась, в первую очередь, в усиление надзора за священниками и верующими. Вот что происходило в Унинском районе: «В результате беспечности учителей, не ведущих антирелигиозной пропаганды в школе – классовый враг – поповщина и сектанты это используют и пытаются всеми мерами сеять среди учеников мракобесие. Например, поп Юферев Унинского сельсвета с удовольствием пустил себе на квартиру восемь учеников и воспитывает их в религиозном дурмане. Покупал конфеты, сушки, приманивал. Были случаи, что конфеты и сушки поп кидал ребятишкам из окна, как «собачонкам». Десять учеников этой же школы стояли на квартире у монашки, которая с каждого учащегося получает за зиму по 30 рублей деньгами, по пуду муки, по полпуда солоду, по два воза дров.

В селе Сердык поп через своего сына ученика старался разлагать учеников школы. С этой целью поп давал ученикам денег и спаивал вином. Чтобы разлагать пионерскую организацию, попенок записался в пионеры, а сам ученикам говорил, чтобы они не записывались. Потом он из пионеров демонстративно вышел».

В Докладной записке о состоянии антирелигиозной пропаганды в Поломском районе приведена вот такая история. В 1937 году учителю Малыгину, бывшему дьякону, школа и сельсовет поручили провести с односельчанами беседу о религии. Беседу следовало было свести к постановке вопроса о закрытии местной церкви. «Вместо беседы о контрреволюционной сущности религии Малыгин на общем собрании колхозников 9 ноября 1937 года поставил прямо вопрос о закрытии церкви с тем, чтобы возбудить колхозников против. Колхозники указали ему, что он сам недавно кормился от церкви, и прямо поставили вопрос, как он сам, как бывший дьякон смотрит на закрытие церкви сейчас. Малыгин не ответил, дав понять, что говорит о закрытии, так как ему поручили». Скорее всего, больше Малыгин учителем не работал и антирелигиозные беседы не проводил.

Значительно реже, но были и случаи полного отказа учителей от религии – это были молодые учителя, получившие педагогическое образование при советской власти. Так, например, вятский учитель, названный по святцам Серапионом, после окончания педтехникума и получения работы в школе взял имя Николай.

 

Екатерина Горбушина,

eka-gorbushina@mail.ru

Фото: topchan.tc

2 thoughts on “Уроки атеизма

  1. Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан
    11.04.2015 at 17:04

    САТАНА В ОТЛИЧИЕ ОТ САТАНИСТОВ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ АТЕИСТОМ!
    «Они подобны дьяволу, который говорит человеку: «Не веруй!». Когда же тот становится неверующим, он говорит: «Я не причастен к тебе! Я боюсь Аллаха, Господа миров». Коран 59:16

  2. Гусейн Гурбанов, Баку, Азербайджан
    13.09.2015 at 19:36

    И врагу своему не пожелаю стать атеистом!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *