Вятка в 1918-м. Выжить после войны

Текст Екатерины Горбушиной

В послереволюционной Вятке не было денег, но была преступность. Вятчане выживали, как могли. Но чувства юмора при этом не потеряли.

4GV0Dj

Фото: tornado-84.livejournal.coml

Буржуазия «во имя гражданского долга»

Денег в Вятке не было. Кое-какие средства приходили из Петрограда, а после перенесения столицы — из Москвы. Нередко приходилось «вытрясывать» деньги из местной буржуазии. 7 марта в Вятке состоялось общее собрание представителей имущего класса. Торговцы, промышленники, домовладельцы и прочие состоятельные горожане обсудили материальные сложности, с которым столкнулась страна. Они решили, что «во имя гражданского долга», нужно «нести тяготу пропорционально состоянию». Конкретно, они планировали внести 10 миллионов рублей.

По городу сразу поползли сплетни, что деньги будут собирать и со среднего класса. Чтобы пресечь такие порочащие Советскую власть слухи, Вятский исполнительный комитет, предупредил, что будет за такое подстрекательство наказывать.

Тем временем, и внутри имущих классов разгорелся конфликт. Некоторые члены Союза домовладельцев, правление которого подписало согласие на 10-миллионный налог, были с этим не согласны. Они назвали этот поступок опрометчивым, и не считали нужным выполнять постановление.

Вводя такое налогообложение, большевики пытались преодолеть финансовый кризис, который грозил губернии. К весне 1918 года нехватка денег, продовольствия, промышленных товаров ощущалась все сильнее. Обувь отпускалась исключительно по продовольственным книжкам. Была ограничена продажа продуктов. Местные продовольственные органы не могли выдавать добавочные продукты даже в случае похорон или свадеб. Не было дров, городской управе пришлось прекратить поставку этого необходимого товара беднейшему населению и солдаткам. Солдатам, уезжающим из местного гарнизона по домам, решено было не выдавать сапог. Разрешалось отпускать ботинки, и то только тем, у кого они совершенно изношены.

Ситуация в Вятке была не самой худшей. Жители Петрограда, оказавшиеся на грани голодной смерти, просили помощи у провинции. В Северную столицу переправлялось мясо, а в Вятку эвакуировали детей петроградских рабочих. Сюда ехала интеллигенция – приезжие работали в местных учреждениях культуры и образования. Например, в Вятской публичной библиотеке работала Елена Владимировна Гогель. За короткий срок пребывания в нашем городе ей удалось навести порядок в библиотеке, была проведена каталогизация и классификация. В пединституте начали работать замечательные преподаватели – Павел Михайлович Арбузов, Николай Михайлович Каринский, Борис Созонтович Лукаш и другие.

 

Преступления «на почве партийности»

Довольно «суровые» условия жизни так или иначе способствовали росту преступности. Часто участниками криминальных действий были матросы и солдаты.

16 января граждане Воронков и Константинов, матрос с крейсера «Россия», зайдя в гости к Широких, рассорились с ним «на почве партийности». Последний выхватил револьвер и начал стрелять. В результате, Воронков был ранен в голову, а Константинов получил смертельную рану в живот. Широков арестован.

В ночь на 14 января в деревне Крутеевшины Кстининской волости Вятского уезда в один из домов ворвались шесть хорошо вооруженных лиц, причем трое из них были в солдатской форме. Крикнув: «Руки вверх», грабители, как по наводке, направились к ульям, и в одном из них нашли 38 500 рублей. Забрали деньги и скрылись.

Зверское убийство произошло в одной из деревень Пижанской волости Яранского уезда. 38 крестьян (многие были солдатами) из четырех деревень объединились для того, чтобы совершить суд над зажиточным мельником. «Суд» постановил: «Общее собрание, заслушав доклад некоторых товарищей о том, что содержатель мельницы Агап Федорович Галкин до настоящего времени еще продолжает действовать так, как при старом режиме, обирая мужиков и не подчиняясь постановлению нашей организации, и на воззвание организации отвечает угрозой, общее собрание постановило, чтобы владельца сей мельницы за такие поступки убить, и чтобы мельница перешла в пользу общества, что и удостоверяется подписью этих людей». Так вот, 11 января 1918 года в 21 час толпа мужиков ввалилась в дом Галкина, подняла его с постели. Мельнику зачитали приговор. Агап умолял толпу не вершить самосуда, обещал отдать все свое имущество. Но разъяренные крестьяне вывели Галкина на улицу. Исполнение приговора взял на себя солдат Федор Лаптев. С пяти шагов, практически в упор, мельник был убит.

Но не думайте, что матросы и солдаты поголовно были хулиганами, грабителями и убийцами. Так, матрос Северного летучего отряда, прогуливаясь по Николаевской улице, нашел кошелек с деньгами на сумму 27 рублей 1 копейка, билетом и иглой. Честный матрос дал объявление в «Вятскую правду», разыскивал владельца.

 

Революционный юмор

Юмор революционных лет имел свою специфику. Время от времени губернская газета «Вятская правда» печатала небольшие фельетоны. Вот, например, фельетон под названием «Кипучая революционная деятельность», в которой автор высмеивал молодую советскую бюрократию: «Из приказов вятских народных комиссаров. Приказ № 3 в области медицины: Гражданка Татьяна Васильевна Ганичева назначается вторым сторожем Врачебно-санитарного отдела Вятского совета крестьянских рабочих и солдатских депутатов, с присвоением по службе содержанием и служебной квартирой с 7 февраля 1918 года.

Надеемся, что приказ № 4 будет гласить: “Гражданин Иван Иванович Иванов назначается старшим помощником младшего (третьего) сторожа Врачебно-санитарного отдела с возложением на поименованного в сем приказе гражданина обязанностей гонять собак от дверей помещения сего отдела, с присвоением ему по службе с содержанием в 300 рублей в месяц и казенной квартирой в пять комнат с прислугой”. О творческие народные силы!»

Высмеивалась мягкость действий Вятского губисполкома:

«Из речи Троцкого: “Мы накануне восстания клялись отнять у буржуазии хлеб, чтобы накормить голодный фронт, мы клялись раздеть буржуазию, чтобы одеть разутых солдат и бедных и это теперь надо исполнять”.

Отдел по общественному призрению Вятского губисполкома: «К имущему классу обращается с призывом откликнуться в деле помощи и прийти с посильной лептой, помня, что рука дающего не оскудевает».

Екатерина Горбушина,

eka-gorbushina@mail.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *